Суббота, 28.05.2022, 03:55
ДОВЕРИТЕЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ НА ВАЛЮТНОМ РЫНКЕ FOREX ГлавнаяРегистрацияВход
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Компьютерный Анализ [9]
Экономические понятия [159]
Легенды финансового мира [53]
История Валют [5]
Распальцовка [1]
"немая торговля"
Статьи про Форекс [4]
Проза Форекс [5]
стихи про рынок
Рейтинг
Наш опрос
полезность данного сайта ?
Всего ответов: 77
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
  
Главная » 2012 » Июнь » 17 » Третьяковы
05:22
Третьяковы

Русские миллионеры Третьяковы

 Сто десять лет назад, 31 августа (12 сентября по н. ст.) 1892 г., известный московский предприниматель и меценат Павел Михайлович Третьяков передал в собственность городу Москве свою картинную галерею. К этому решению Павла Михайловича подтолкнула последняя воля брата — Сергея Михайловича Третьякова. Новый музей по справедливости стал носить имя «Городская художественная галерея Павла и Сергея Третьяковых».

Третьяковы были одной из старейших купеческих фамилий, впервые упоминавшейся в середине XVII в. в Малом Ярославце. В 1774 г. в Москве обосновался Елисей Мартынович Третьяков, положивший начало династии столичных предпринимателей.

Впрочем, вначале Третьяковы ничем не выделялись из московского купечества. Елисей Мартынович и его сын Захар Елисеевич относились к купцам третьей гильдии, то есть занимались мелкой торговлей.
 Сын Захара Третьякова Михаил Захарович выбился уже во вторую гильдию, изготовлял и продавал ткани, поставлял товар на Нижегородскую ярмарку, владел пятью лавками в Старых торговых рядах на Ильинке. Но он так и не обзавелся собственным домом, до конца своих дней переезжая с одной наемной квартиры на другую. Семья Третьяковых вела довольно скромный образ жизни, траты на «пустяки» не допускались. И все же супруга Михаила Захаровича Александра Даниловна, урожденная Борисова, была неплохо образована, любила музыку и театр, часто сама музицировала на фортепьяно.
 У Михаила Захаровича было девять детей, которых обучали приглашенные преподаватели. Отец часто присутствовал на уроках, не терпел баловства и пустого времяпрепровождения и вообще держал детей в строгости. Двух старших сыновей — Павла и Сергея — с раннего возраста готовили к торговой деятельности. С четырнадцати лет они уже сидели в отцовских лавках, понемногу приобретая необходимые деловые навыки.
 В 1850 г. Михаил Захарович Третьяков умер. Павлу было тогда семнадцать, а Сергею пятнадцать лет. На первых порах вести дела им помогала мать Александра Даниловна. Уже на следующий год после смерти отца семейство Третьяковых наконец переехало в собственный дом в Лаврушинском переулке в купеческом Замоскворечье. Старый двухэтажный особняк, окруженный садом, раньше принадлежал купцам-чаеторговцам Шестовым.
 Семейное дело Третьяковых развивалось успешно. Особенно преуспел в предпринимательстве Сергей Третьяков. Его старший брат Павел также активно занимался вопросами производства и сбыта продукции, но, видимо, его отвлекал растущий интерес к живописи. Первые знания Павел Михайлович получил из иллюстрированных изданий. Он не пропускал в Москве ни одной выставки живописи, а бывая по делам фирмы за границей, обязательно посещал местные картинные галереи.
 П.М. Третьяков заводит знакомства с художниками и в мае 1856 г. приобретает свои первые картины — «Стычка с финляндскими контрабандистами» В.Г. Худякова и «Искушение» Н.Г. Шильдера. Он покупал, как правило, картины молодых и малоизвестных авторов, но не только потому, что был ограничен в средствах — основная часть капитала находилась «в деле». Павел Третьяков не был простым собирателем, у него сформировался свой взгляд, своя эстетическая концепция, созвучная новому направлению в русской живописи.

 Третьяков писал: «Мне не нужно ни богатой природы, ни великолепной композиции, ни эффектного освещения, никаких чудес. Дайте мне хоть лужу грязную, но чтобы в ней правда была, поэзия, а поэзия во всем может быть, это дело художника». Постепенно он стал играть важную роль в художественной жизни Москвы. В начале 1860-х гг. образовалось «Московское общество любителей художеств», объединившее как профессионалов, так и любителей-меценатов. В качестве постоянного члена Комитета общества П.М. Третьяков неизменно поддерживал на проводимых конкурсах художников реалистического направления.
 Увлечение живописью П.М. Третьяков должен был совмещать с предпринимательством. «Я менее, чем кто-нибудь, желал бы бросать деньги и даже не должен сметь этого делать, — писал Третьяков, — мне деньги достаются большим трудом, часть физическим, но более нравственным, и, может быть, я не в силах буду долго продолжать торговые дела, а раз кончив их, я не в состоянии буду тратить на картины ничего».
 1860-е гг. стали в России временем небывалого экономического и промышленного подъема, который отразился и на предпринимательской деятельности Третьяковых. В Москве им принадлежало уже четыре мануфактурных магазина, отделения и конторы семейной фирмы открывались все в новых городах. Расширяя промышленное производство, Третьяковы основали в Костроме Товарищество Большой Костромской мануфактуры. За первые десять лет работы основной капитал Товарищества вырос втрое.
 В финансовой сфере П.М. Третьяков принял активное участие в создании первого в городе Московского купеческого банка и до конца жизни являлся членом его Совета, хотя и не относился к числу крупных пайщиков. Третьяковы были также среди учредителей второго коммерческого банка Москвы — Московского купеческого общества взаимного кредита, имели большое влияние и в Правлении Московского учетного банка. П.М. и С.М. Третьяковы бессменно состояли выборными лицами Московского биржевого общества.
 Как предприниматели Третьяковы демонстрировали умение улаживать социальные конфликты. Когда на их хлопчатобумажной фабрике в Москве вспыхнула забастовка, Третьяковы выполнили разумные требования рабочих: увеличили с 3 до 8 копеек сдельную оплату, снизили цены на продукты в харчевой лавке, распорядились топить фабричную баню не один, а два раза в месяц. Занимались Третьяковы и традиционной для московского купечества благотворительностью, причем в значительных размерах. На их средства содержалось Арнольдовское училище для глухонемых детей, для которого было выстроено трехэтажное здание на Донской улице.
 Возросшие доходы позволили Павлу Третьякову направлять крупные суммы на пополнение своей коллекции, оказывать весомую материальную поддержку талантливым художникам, к тому же делая известными их имена. Неслучайно, по общему признанию, «каждого молодого художника (да и старого) заветной мечтой было попасть в его галерею». П.М. Третьяков особо поддерживал художников-передвижников, открыто порвавших с традициями Академии художеств.
 Оставаясь самостоятельным в своих суждениях, П.М. Третьяков при покупке картины всегда советовался с людьми, чье мнение он ценил. Постоянными консультантами Третьякова были художник И.Н. Крамской и художественный критик В.В. Стасов. Только по настоянию Стасова была куплена картина И.Е. Репина «Не ждали». По просьбе Л.Н. Толстого П.М. Третьяков включил в свою коллекцию цикл работ Н.Н. Ге на евангельские темы.
 Павел Михайлович стремился отобразить величие русского искусства, показать его в истории и в перспективе. «Многие положительно не хотят верить в хорошую будущность русского искусства и уверяют, что если иной какой художник наш напишет недурную вещь, то так как-то случайно, и что он потом увеличивает собой ряд бездарностей, — писал Третьяков, — Я иного мнения, иначе я не собирал бы коллекцию русских картин».
 Третьяков более не ограничивался кругом художников одного, пусть близкого ему направления. Крупные суммы были потрачены на приобретения полотен русских художников XVIII — первой половины XIX в. П.М. Третьяков старался сохранить целостность тематически связанных и дополняющих друг друга произведений. Так была приобретена целиком коллекция картин В.В. Верещагина о Туркестане.
 Павел Михайлович всегда стремился сделать свою коллекцию открытой для самой широкой публики. Купленные полотна занимали место в фамильном особняке в Лаврушинском переулке. Скоро они заполнили стены во всех жилых помещениях. Такая скученность мешала ценителям воспринимать живопись. К тому же в особняке проживала немалая семья, которая испытывала понятные неудобства от частых экскурсий. Павел Михайлович никогда не мог отказать в просьбе ознакомиться с его собранием.
 Наконец в 1874 г. братья Третьяковы выстроили в глубине сада новое двухэтажное здание для картинной галереи. Это здание перестраивалось и расширялось под увеличивающуюся коллекцию пять раз. В 1906 г. фасад Третьяковской галереи был декорирован в русском национальном стиле по эскизам художника В.М. Васнецова. Первые годы в галерею можно было попасть только с разрешения П.М. Третьякова, а с 1881 г. вход стал свободным для всех, денег с публики не брали.
 Пополнение коллекции требовало больших затрат. Между тем Павел Михайлович не обладал громадным состоянием. Как сам он признавал, «в Москве многие богаче моего брата, а мои средства в шесть раз меньше моего брата; но я никому не завидую, а работаю, потому что не могу не работать». В обыденной жизни П.М. Третьякова можно было даже назвать скупым: «Я трачу на картины, тут цель серьезная, может быть, она исполняется недостаточно умело, это другое дело, да к тому же деньги идут трудящимся художникам, которых жизнь не особенно балует, но когда тратится ненужным образом хотя бы рубль — мне это досадно и это раздражает меня».
 Дом отрешенного от мирской суеты Павла Михайловича Третьякова в Лаврушинском переулке так и не стал светским салоном, хотя здесь бывали многие известные люди. Настоящей душой общества была жена Павла Михайловича Вера Николавна, происходившая из известной и высококультурной семьи купцов Мамонтовых. Благодаря ей в доме всегда тепло принимали гостей, царила задушевная атмосфера, велись беседы о литературе и искусстве.
 Совсем другой была жизнь в особняке Сергея Михайловича Третьякова на Пречистенском бульваре. Там собиралась блестящая публика — «вся Москва», то и дело устраивались пышные приемы и балы. С.М. Третьяков искал популярности, поскольку активно участвовал в городской общественной жизни. Особую известность принесло Сергею Третьякову устройство на собственные средства в центре Москвы «на благо города» транспортной развязки между Никольской улицей и Театральным проездом — Третьяковского проезда. Старания не прошли даром — в 1877 г. С.М. Третьякова избрали городским головой.
 Сергей Михайлович предложил широкую программу развития в Москве учреждений народного просвещения, улучшения городского благоустройства, усиления противопожарной и санитарной службы. Предложения энергичного городского головы были встречены резкой критикой и справа, и слева. Либералы считали, что нужны не частные мероприятия, а кардинальная реформа избирательного закона. Консерваторы были против выделения средств на просвещение при крайней бедности большинства населения: «Прежде жизнь, потом здоровье и потом уже образование, которое до известной степени есть роскошь».
 С.М. Третьяков, став во главе московской администрации, действовал без оглядки на Городскую думу, что вызывало протесты депутатов — гласных. «Мы хозяева, а вы — наши приказчики», — кричали гласные на заседаниях Думы в адрес членов Управы — городского правительства. Наконец Московская дума официально обвинила Управу в нарушениях в ведении городского хозяйства. Поводом стала история с покупкой городом Сокольничьей рощи. Думские дебаты вылились в громкий скандал, участвовать в котором С.М. Третьяков счел ниже своего достоинства. В 1881 г. он ушел с поста городского головы.
 Сергей Третьяков тоже был коллекционером, хотя и не таким увлеченным, как его брат. Третьякова-младшего привлекала западноевропейская живопись, прежде всего — работы французских мастеров XIX в. С.М. Третьяков приобретал и картины русских художников, которые затем передавал в коллекцию брата. 25 июня 1892 г. Сергей Михайлович Третьяков скоропостижно скончался в Петербурге. В своем завещании С.М. Третьяков записал: «Так как брат мой Павел Михайлович выразил мне свое намерение пожертвовать городу Москве свою художественную коллекцию и в виду сего представить в собственность Московской городской думы свою часть дома, обще нам принадлежащего, то я часть этого дома, мне принадлежащую, представляю в собственность Московской городской думе».
 Смерть брата подтолкнула П.М. Третьякова принять важнейшее в своей жизни решение. До этого он предполагал, что созданная им галерея перейдет Москве только после его смерти. Однако 31 августа 1892 г. Павел Михайлович обратился в Московскую думу с официальным письмом: «Озабочиваясь, с одной стороны, скорейшим выполнением воли моего любезного брата, а с другой — желая способствовать устройству в дорогом для меня городе полезных учреждений, содействовать процветанию искусства в России и вместе с тем сохранить на вечное время собранную мною коллекцию ныне же приношу в дар Московской городской думе всю мою картинную галерею и передаю в собственность города принадлежавшую мне часть дома».
 Известие о щедром даре Третьякова быстро облетело Москву, многие хотели лично выразить свое восхищение Павлу Михайловичу, но он сразу же уехал за границу, где прожил до конца года. Вернувшись в Москву, П.М. Третьяков занялся кропотливой работой по составлению описи своей коллекции. Оказалось, что собрание включает в себя 1276 картин, 471 рисунок и 9 скульптур практически всех школ и направлений русского изобразительного искусства XVIII–XIX вв. Страховая стоимость коллекции была оценена приблизительно в полтора миллиона рублей, однако целиком все расходы П.М. Третьякова на создание художественной галереи составляли около четырех миллионов рублей.
 После передачи своего собрания городу П.М. Третьяков продолжал пополнять его купленными за свой счет картинами. В ноябре 1898 г. Третьяков выбрал для галереи картину В.М. Васнецова «Богатыри», она оказалась для коллекционера последней — 4 декабря 1898 г. Павел Михайлович Третьяков скончался. Его последними словами были: «Берегите галерею и будьте здоровы». Согласно завещанию своего основателя Третьяковская галерея получала солидное материальное обеспечение. Павел Михайлович особо заботился о том, чтобы учащиеся могли посещать его галерею бесплатно, а все остальные за очень небольшую входную плату — принцип, который, к сожалению, не вполне соблюдается в наше время. Оценивая итоги жизни Павла Михайловича Третьякова, художник И.Е. Репин писал: «Он довел свое дело до грандиозных, беспримерных размеров и вынес один на своих плечах вопрос существования целой русской школы живописи. Колоссальный, необыкновенный подвиг!»

Д. Никитин  magic4money.ru

Категория: Легенды финансового мира | Просмотров: 1002 | Добавил: Nik-AS | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Календарь
«  Июнь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Архив записей
друзья сайта
  • Создать сайт
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты

  • Предоставленно информационным форекс порталом - ForexPros
    Copyright MyCorp © 2022Яндекс.Метрика